ТЕАТР И ЛИТЕРАТУРА (Часть 6: «Когда Театр в основе Литературы. Гёте»)

21.01.2015

Есть в истории человеческой культуры такая Вселенная по имени Иоганн Вольфганг фон Гёте (Johann Wolfgang von Goethe, 17491832). К сожалению, полёты в неё нынче – удел не многих, хотя, как и про обычные звёзды над головою – казалось бы: протяни только руку, достанешь! Но похоже, что в одиночку это не очень-то по плечу. Судите сами: через 100 лет после смерти мыслителя только над изучением и переводом его трудов по биологии и естествознанию трудился в России научный коллектив под руководством академика В.И.Вернадского (что отчасти вошло в 13 томов на русском). Однако многое дожидалось своего часа до наших дней, и буквально лишь в прошлом году (то есть ещё почти через столетие) вышел самый первый том с трактатами, статьями и набросками о ботанике, зоологии и анатомии человека («Образование и преобразование органических существ»). А основные издания впереди. Вы думаете, что речь лишь о «запаздывающих переводах»? Однако и для соотечественников Гёте – всё ещё едва ли не начинается. Союз немецких академий наук в конце прошлого года выступил с инициативой и заручился поддержкой федерального и земельных министерств образования Германии: на ближайшие 25 лет, при расходах только из государственного бюджета в 14 миллионов евро, планируется грандиозная задача по обработке научного и литературного наследия гения силами ведущих научных учреждений страны, которая должна обеспечить через четверть века доступ всех желающих к этим материалам, комментариям и трудам по их изучению – в сети Интернет. Даже обработка самых первых, юношеских записей (дневников, писем) завершится не ранее 2018 года. Лишь письма – и те составляют 36 томов, из которых публиковались с комментариями до сих пор только пять.

Но что за прихоть? Что за интерес к чьим-то мыслям (уж ладно бы только поэзии) двухсотлетней давности? Разве не перешагнула давным-давно наука (да и культура) все тогдашние робкие рубежи, разве не отправила их чередою в разряд заблуждений? Можно удивляться, можно не верить, но не так уж мало людей на этом свете нам нынче скажут, что, возможно, дело ещё кончится с точностью до наоборот: это Гёте суждено будет нечто важное «поправить» в заблуждениях современной науки. И во всяком случае – разговор этот с ним ещё далеко не окончен, а если бы современники прислушивались внимательнее и мудрее, наука и вовсе могла бы избрать иные маршруты, как знать – не те ли, которые ей ещё только забрезжили, но от которых она пока что, увы, вдалеке? Маленький пример: помните, мы в разговоре «про вкус и цвет» подмечали, что цвета в человеческом восприятии – это совсем не то же самое, что ньютоновские «длины волн», а куда как более сложная штука? Так вот: это тоже часть «гётевского» спора (в том числе и с Ньютоном), хотя ни о строении человеческого зрения и сознания, ни тем более о всяческой «наглядной электронике» и «цветопередаче» – других достоверных суждений взять ещё казалось неоткуда (или незачем). Но если очень-очень упростить суть гётевского типа и программы естествознания, то можно, например, заметить: поскольку познание (как и преобразование) мира осуществляет человек, то, значит, не только «свойства мира», но и «свойства человека» участвуют в этом процессе, а потому и приготовлять их к этой задаче, и рассматривать придётся – в единстве.

Об этом, впрочем, нам сейчас говорить не с руки, и упрощения подобные – будут сродни спекуляции. К мыслям Гёте по-своему подступались с самых разных сторон не раз: как современники и спутники (вспомним «Разговоры с Гёте в последние годы его жизни» И.П.Эккермана), так и самостоятельные мыслители последующих столетий (не забудем хотя бы педагога, основателя «антропософии» и вальдорфской системы воспитания Р.Штайнера). Но мы с Вами разговариваем в школе театрального мастерства – не забыли? Значит, у нас есть свой, связанный с Гёте, «частный и честный» интерес, с правом на особенный подход и на собственные вопросы.

Как Вы понимаете – мы сегодня лишь на пороге разговора, а обратим для его начала внимание вот на что. Были два произведения в литературном творчестве Гёте, с работой над которыми он не расставался буквально с юности и до последних лет и дней. Одно из них у нас с Вами по-прежнему на слуху, хотя бы по школьной программе: конечно же, «Фауст». Но часто ли Вы задумывались над тем, что по форме и всем своим важнейшим деталям это – пьеса? (И даже нечто ещё более весомо «сценическое»?) Существует первоначальный, «студенческий» вариант (так называемый «Прафауст») – он даже, кажется, был поставлен современниками (и не так уж редко появляется на подмостках театров новейших веков), а затем рос и следовал за автором всю его жизнь (то есть ещё около шестидесяти лет), был закончен за полгода до смерти, но опубликован в окончательном виде, согласно завещанию, лишь после неё. И на всём этом протяжении – «театральность» произведения не только ни разу не претерпевала сомнений, но нарастала…

Однако, возможно, даже более для нас близок и важен второй пример (хотя, несомненно, не все из Вас о нём даже слышали). Речь про столь же уникальный в истории мировой литературы роман «Годы учения Вильгельма Мейстера» (продолженный затем «Годами странствий Вильгельма Мейстера»). Не составляет тайны, что персонажу этому Гёте доверил воплощение собственных мыслей и поисков, исследований природы человека, общества и мироздания. И куда же, чему же он его снарядил «учиться»? – Кем и почему сделал от начала романа и повёл через многие его сюжетные изломы? Вильгельм Мейстер – благополучный сын зажиточных бюргеров – отправился прямиком в театральные актёры, причём не по воле какого-то случая, каприза или беды, а в поисках всестороннего духовного и физического развития, свободы и значения в жизни соотечественников и страны! Разве простительно для нас было бы не поговорить об этом и не попробовать разобраться по мере сил – при наших следующих встречах?

Иоганн Вольфганг фон Гёте в возрасте 79 лет
Портрет Иоганна Вольфганга фон Гёте в возрасте 79 лет (1828 год, Йозеф Карл Штилер, масло, холст, Новая пинакотека г.Мюнхен)